Виртуальный музей
Башкирская академия государственной службы и управления при Главе Республики Башкортостан
Версия для
слабовидящих

В героическом рейде в Донбассе

После упорных боев на подступах к Ворошиловграду 10 февраля 1943 г. командир 8‑го кавалерийского корпуса генерал-майор М.Д. Борисов получил от командующего 3‑й армией генерал-лейтенанта Д.Д. Лелюшенко приказ: войти в тыл противника в глубокий рейд в западном направлении, перерезать железную дорогу Ворошиловград – Дебальцево, занять железнодорожные станции Чернухино и Дебальцево. В ночь на 11 февраля все соединения корпуса, сдав занятые рубежи другим частям армии, выступили по намеченным ранее маршрутам. 11 февраля 112‑я кавдивизия прошла Павловку, Иллирию, Маломартыновку, Анисимовку и утром 12 февраля сосредоточилась в Селезневке. К этому времени дивизия была укомплектована личным составом на 45%, лошадьми – на 35, орудиями и минометами – на 30–40%.

Корпус вошел в рейд один: намеченные для рейда 1‑й гвардейский механизированный и 2‑й гвардейский танковый корпуса действовали на других рубежах.

Выход 8‑го кавалерийского корпуса южнее Ворошиловска вызвал панику у врага: его тыловые части бежали в сторону г. Сталино (ныне г. Донецк). Из Ворошиловграда, Ворошиловска, Дебальцево, Красного Луча поспешно уходили на запад и юго-запад железнодорожные эшелоны, моторизованный транспорт, отдельные группы солдат и офицеров.

12 февраля 112‑й кавдивизии было приказано выйти в район Чернухино. 313‑й кавполк, совершив марш в составе дивизии, сосредоточился в Малоивановке, после короткого отдыха достиг совхоза им. Демченко. При подходе к поселку совхоза части дивизии подверглись налету 16 пикирующих бомбардировщиков. К утру 14 февраля 112‑я кавдивизия совместно с 55‑й кавдивизией завязали бои с Чернухинским гарнизоном. Но наши основные силы еще не подошли. Командующий немецкой группой армий "Донˮ фельдмаршал Манштейн принимал срочные меры для устранения нависшей над группой угрозы. В район Дебальцево были срочно переброшены немецкие 62‑я, 164‑я и 304‑я пехотные, 6‑я танковая дивизии, другие отдельные части, в том числе авиационные.

При прорыве дивизии в рейд авангардным был 294‑й кавполк (командир – Г.Е. Фондеранцев). Вместе с ним двигались конно-артиллерийский дивизион и реактивные установки.

112‑я кавалерийская дивизия шла на юг, в направлении Чернухино и Дебальцево, громя по пути встречавшиеся гарнизоны. По мере продвижения к подразделениям дивизий присоединялись группы советских солдат и офицеров, оказавшиеся во вражеском тылу.

В район Чернухино выслали разведку, которая сообщила, что в хут. Давыдовка находятся один артиллерийский полк, один батальон пехоты врага, а в Чернухино – танковый полк с пехотой; железная дорога хорошо охраняется врагом, впереди много оврагов и балок.

Используя данные разведки, части готовились к серьезным боям. Была создана группа из трех сабельных эскадронов и одной противотанковой батареи под командованием подполковника Г.Е. Фондеранцева. После пересечения шоссе Ворошиловград – Дзержинск ударная группа взорвала мост длиной 38 м. Во время схватки в районе моста противник потерял 25 орудий, 24 автомашины, несколько сот солдат и офицеров. Группа заняла позиции на западной окраине поселка совхоза Давыдовка. Немцы с боями отступили на восточную окраину, где готовились к бою.

Затем вражеские танки двинулись на ударную группу кавалеристов по открытой местности, а пехота врага – в сторону леса. Артиллеристы открыли огонь по танкам. 76-миллиметровая батарея старшего лейтенанта М.М. Гареева подбила 3 танка. Батареи лейтенантов М.К. Нагаева, А.Ф. Газимуллина и М.Ш. Шакирьянова подбили в этом бою 9 танков.

Вражеская пехота, двигавшаяся за танками с автоматами наготове, атаковала сабельные эскадроны. Расстояние между ними сокращалось – осталось около 500 м. В этот момент дали залп установки реактивной артиллерии, запрятанные в лесу заранее. Поле боя было охвачено огнем.

Следующей задачей 112‑й кавдивизии было добраться до железнодорожной станции Чернухино и совместно с другими дивизиями освободить ее. Сначала на станцию была послана группа разведчиков во главе с лейтенантом Н.И. Бикметовым, которой удалось узнать, что враг поспешно укрепляет ст. Дебальцево. Здесь все пути были заняты вражескими эшелонами, и разведчики не могли продолжать движение, т.к. дорога была перерезана. С запада перебрасывались дополнительные силы для охраны станции. На основе этих сведений в штабе дивизии решили: движение к Чернухино и Дебальцево должно быть скрытным, появление – внезапным. Штаб дивизии будет размещен в п. Чернухино.

Когда авангардный эскадрон 294‑го кавполка ночью подошел к Чернухино, разведчики сообщили, что в западной части поселка размещены хорошо вооруженные вражеские части. Комдив М.М. Шаймуратов приказал 1‑му и 2‑му эскадронам 294‑го кавполка очистить поселок от врага. Дивизии 8‑го кавкорпуса сражались с врагом почти под постоянной бомбежкой, несли большие потери. Тем не менее, им удалось освободить восточную часть поселка. 14 февраля предприняли наступление на соседнюю станцию Дебальцево. Задача осложнялась тем, что немцы успели подтянуть сюда резервы. Все же натиск врага удалось отбить.

К 14 февраля части 8‑го кавкорпуса контролировали важные коммуникации врага: железные дороги, связывающие Ворошиловград с Дебальцево, Зверево, Никитовкой. В результате работа тыла немецко-фашистских войск была парализована, пути отхода отрезаны. Благодаря этому соединениям 3‑й гвардейской армии, войскам двух танковых, 18‑го стрелкового корпуса при поддержке артиллерии и авиации удалось очистить от врага г. Ворошиловград. В тот же день, 14 февраля, был освобожден г. Краснодон.

14 февраля 8‑му кавкорпусу присвоено гвардейское звание с преобразованием в 7‑й гвардейский кавкорпус. Соответственно, гвардейскими стали дивизии и полки, получившие также новую нумерацию: 112‑я кавдивизия стала 16‑й гвардейской кавалерийской дивизией; 275‑й полк – 58‑м гвардейским, 294‑й – 60‑м гвардейским, 313‑й – 62‑м гвардейским кавалерийскими полками.

15 и 16 февраля наступательные действия корпуса результатов не дали. Дивизии закрепились на занятых рубежах. 15 февраля вел бой только 62‑й гвардейский кавполк, он держал оборону по обеим сторонам железной дороги. 60‑му гвардейскому кавполку было приказано разобрать рельсы на дороге от Дебальцево на Артемовск на протяжении 10 км и взорвать мосты. По приказу командира дивизии заняли позиции установки реактивной артиллерии. К вечеру 16 февраля противник выдвинул в район Чернухино две пехотные дивизии и 50 танков с задачей уничтожить кавкорпус. С утра 17 февраля он начал подтягивать моторизованную пехоту, выгрузившуюся северо-восточнее Чернухино. К вечеру 17 февраля большая группа немцев (около 500 человек) обошла Чернухино. Но ее атака была отбита.

Командир 7‑го гвардейского кавкорпуса генерал-майор М.Д. Борисов, связавшись со штабом 3‑й гвардейской армии, просил оказать корпусу помощь войсками и доставить на самолетах боеприпасы. Из штаба армии сообщили, что на помощь высланы танки и отряд пехотинцев на автомашинах, части 1‑го гвардейского механизированного и 2‑го гвардейского танкового корпусов, а также 14‑го гвардейского стрелкового корпуса. В этой обстановке командир корпуса приказал дивизиям перейти к круговой обороне и до прихода обещанной помощи закрепиться на занятых рубежах в районе Чернухино, разрушить железнодорожное полотно на магистралях, идущих к ст. Дебальцево.

17 и 18 февраля корпус вел ожесточенные бои. На рубежах 16‑й гвардейской кавдивизии немецкая пехота двинулась на позиции 60‑го гвардейского кавполка. Эскадроны, подпустив ее близко, открыли сильный огонь. Враг потерял до 400 человек. Потерпев неудачу, немцы ринулись на северную окраину Дебальцево, где оборонялся 62‑й гвардейский кавалерийский полк. Немецким войскам удалось прорвать оборону, но огонь установок реактивной артиллерии заставил врага отступить.

18 февраля в штабе дивизии по инициативе генерал-майора М.М. Шаймуратова состоялось совещание с участием командования корпуса. Было принято решение ночью незаметно уйти из Чернухино и прорваться на стыке двух пехотных дивизий врага в направлении шахты № 12. Тяжелораненые были оставлены у местных жителей в ближайших деревнях и хуторах. Начало прорыва из кольца окружения было назначено на 22.00 18 февраля. Прорыв обороны командир корпуса возложил на Башкирскую кавалерийскую дивизию. По ранее намеченному плану М.М. Шаймуратов распорядился, что впереди будет идти разведдивизион под руководством капитана А.Ф. Ахмадеева и лейтенанта К. Шарипова. За дивизионом пойдут 60‑й и 62‑й кавполки, штабные подразделения корпуса, затем 15‑я гвардейская кавдивизия. Колонну в составе 16‑й и 15‑й гвардейских кавдивизий повели генерал-майор М.М. Шаймуратов и начальник оперативного отделения штаба дивизии гвардии майор Г.А. Черников.

Колонны корпуса приблизились к д. Стрюково. Деревня была освобождена от немцев. Здесь командиры проверили наличие личного состава и боеприпасов. Части корпуса заняли круговую оборону, отражали атаки противника с хут. Рассыпной. Здесь М.М. Шаймуратов получил приказ командира корпуса М.Д. Борисова совершить ночной налет на д. Грабово. По пути к деревне 62‑й гвардейский кавполк встретился с врагом и вступил в бой. 60‑й гвардейский кавполк в это время находился уже в Грабово, вошел в нее, обойдя деревню с юго-запада. Здесь гвардейцы взорвали три склада с боеприпасами.

В радиограмме из штаба 3-й гвардейской армии сообщалось, что части 1-го гвардейского механизированного корпуса вышли в район д. Иллирия. Исходя из этого, командование корпуса и 16-й гвардейской кавдивизии решило оставить Грабово, двигаться по маршруту Стрюково–Фащевка–Артемовск и утром сосредоточиться в районе д. Уткино. Движение началось ночью. В 1-м эшелоне шла 16-я гвардейская кавдивизия, в 6 часов утра 21 февраля дошла до поселка Артемовск. Здесь в коротком бою артиллерийский дивизион под командой гвардии капитана С.Х. Хабирова разгромил танковую роту "ССˮ.

Далее части Башкирской кавдивизии приблизились к железнодорожной станции Петровеньки, здесь артиллерией был подбит бронепоезд с отступающими немцами. 22 февраля кавкорпус получил приказ из штаба армии двигаться в направлении хут. Широкий, ударить в тыл врагу и присоединиться к частям 14‑го гвардейского стрелкового корпуса, наступавшего с фронта. Вечером 22 февраля части корпуса начали выход из рейда на соединение с частями 3‑й гвардейской армии. Бойцы 16‑й гвардейской кавдивизии в рукопашном бою заняли дд. Давыдовка, Александровка, продвигались к Владимировке. Марш совершали по снегу глубиной до 1 м, без дорог.

Разведкой было установлено, что на пути продвижения соединений расположились: в районе Фромандиновки – артиллерийская бригада и до 400 солдат и офицеров с обозами, южнее Журавлевки – артиллерийский полк, в Ивановке – большая группа автоматчиков с танками. Немцы также находились в Штеровке, Федоровке, Никитовке и в конюшнях севернее д. Юлино-2.

Когда полки Башкирской кавдивизии приблизились к Владимировке, на высоту около деревни поднялись два вражеских батальона пехоты с 15-ю танками и бросились в атаку. 60-й гвардейский кавполк двигался в авангарде. Но у полка не было сил, чтобы с ходу отразить атаку врага. Враг открыл беглый огонь из всех видов оружия, кавалеристы стреляли изредка, так как осталось очень мало снарядов и патронов. Их надо было экономить. Особенно наседали вражеские танки. Подходили к рубежу обороны то с одной, то с другой стороны обстреливали бойцов, сидевших в снежных окопах. Воины еще более углублялись в снег. Они подпускали танки на расстояние 40–50 м и лишь тогда их открывали по ним огонь. Отважно действовали бойцы с противотанковыми ружьями. После появления на высоте 7 танков противника на помощь сабельникам пришел артиллерист Х.А. Аухатов. Ему удалось подбить 3 танка и 1 штурмовое орудие. Остальные танки ушли с высоты.

Рано утром 23 февраля сводный отряд из частей 16‑й гвардейской кавдивизии прошел по следам разведчиков через поселок Артемовск и остановился в лесу напротив поселка Юлино-1, намеченного в маршруте для выхода из рейда. В эту ночь (на 23 февраля) командир корпуса М.Д. Борисов вызвал к себе в д. Юлино-1 М.М. Шаймуратова. Вместе с ним прибыли исполнявший должность начальника политотдела дивизии гвардии майор С.Р. Кадыров и начальник особого отдела дивизии гвардии майор М.И. Кузнецов. Около генерал-майора М.Д. Борисова находились начальник штаба корпуса полковник И.Д. Сабуров, еще два офицера. М.М. Шаймуратову было предложено преодолеть оборону противника. Все доводы комдива о том, что надо занять круговую оборону, выслать сильную разведку, выяснить обстановку, подтянуть артиллерию и тыловые подразделения и лишь потом начать двигаться, командир корпуса отверг и в категорической форме отдал приказ о немедленном наступлении. М.М. Шаймуратов подчинился приказу и дал команду начать движение.

Линия фронта находилась примерно в 3 км. Чтобы достичь ее, нужно было сражаться с хорошо вооруженным врагом. Сложилась тяжелая обстановка: снарядов нет, патронов очень мало. Но оставаться на месте тоже было опасно, так как гитлеровцы приближались для окружения 16‑й и 15‑й гвардейских кавдивизий, также были готовы атаковать вражеские войска, находившиеся на их оборонительном рубеже. Возникла угроза оказаться в тисках между войсками противника.

После недолгого раздумья генерал М. Шаймуратов приказал начальнику штаба дивизии гвардии полковнику И.И. Голеневу разделить сводный отряд на две колонны: одну со стороны Ивановки поведет гвардии подполковник Г. Фондеранцев, другую – близ Петровского завода и Штеровки – гвардии полковник И. Голенев. Штаб и мелкие спецподразделения пойдут посередине. Слева от сводного отряда 16-й гвардейской кавдивизии наступают части 15-й гвардейской кавдивизии, между дивизиями должна быть постоянная связь. Командиры подняли бойцов, гвардейцы ринулись на вражеские траншеи. Со стороны Петровского завода, Ивановки и Штеровки вражеское командование посылало все новые резервы. С обеих сторон потери возрастали.

В историческом формуляре 16‑й гвардейской кавалерийской дивизии о завершающем дне рейда записано: "…сводный отряд отдельными группами и одиночками просачивался через линию фронта противника, и к исходу 24 февраля полностью вышел из рейда, соединился с частями 14‑й кд… Без вести пропал 24 февраля 1943 г. и не вышел из рейда командир дивизии генерал-майор Шаймуратовˮ.

В октябре 1948 г. по инициативе С.Р. Кадырова места последних решающих боев при выходе из рейда посетила специальная комиссия, созданная по решению правительства Башкирской АССР. С помощью местных жителей было найдено место захоронения неизвестного генерала. Осмотр сохранившихся деталей одежды и судебно-медицинское исследование останков позволили установить их принадлежность М.М. Шаймуратову. Гвардии генерал-майор с помощью местных властей был перезахоронен в с. Петровском Ивановского района Ворошиловградской (ныне Луганской) области.

Вскоре после выхода из рейда командиром дивизии был назначен полковник Г.А. Белов. Весной–летом 1943 г. дивизия находилась в резерве Ставки Верховного Главнокомандования. Здесь она переформировалась, пополнилась личным составом, вооружением. С прибытием пополнения в нее вошли представители 32 национальностей – дивизия стала интернациональной.

Материалы взяты из открытых интернет источников:
1. http://112bkd.ru: История формирования 112-й Башкирской кавалерийской дивизии
(Электронный ресурс):
http://112bkd.ru/index.php/division
Материалы сайта не подлежат использованию другими лицами или организациями в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя

© Разработчики сайта: Цифровая лаборатория "Виртуальный музей" - "Центр электронного образования ГБОУ ВО «БАГСУ» 2022.
Made on
Tilda